Ушел из жизни коллекционер и меценат Эдуард Фальц-Фейн

История России

В Вадуце, столице Лихтенштейна, в возрасте 106 лет, скончался Эдуард Фальц-Фейн — собиратель, общественный деятель, меценат, вернувший в РФ множество произведений искусства.

День 100-летнего юбилея барона Эдуарда Фальц-Фейна Санкт-Петербург отметил залпом сигнальной пушки Петропавловской крепости. Торжества прошли и в Королевском Селе, где барон, пусть и виртуально, но обратился ко всем собравшимся.

«Я надеюсь, вы поймете мой старенькый русский язык. У меня есть слова, которые вы уже не употребляете», — высказал он.

Барон Фальц-Фейн был одним из последних российских аристократов, меценатом, вернувшим в Россию многие художественные и исторические монументы. Помогая России обрести утраченное, барон нередко приводил в пример слова своего отца: «От Родины нельзя добиваться, ей надо отдавать», а в беседах с корреспондентом ТАСС, не раз повторял: «Сколько бед принесла нашей семье революция, а я все равно вас люблю!»

Его семья эмигрировала сходу после 1917 года, лишившись всего капитала. Эдуарду было 6 лет. Опять в СССР он попал только после Олимпиады, поспособствовав, кстати, ее проведению в Москве.

«Познакомились мы с ним кое-где в конце 80-х годов, вместе с Дмитрием Сергеевичем Лихачевым, тогда был таковой советский фонд культуры, и Эдуард Александрович активнейшим образом тогда включился в деятельность фонда по возвращению в Российскую Федерацию культурных ценностей», — отметил Владимир Енишерлов.

Несколько лет и большущее состояние барон потратил на поиски Янтарной комнаты, безо всяких следов исчезнувшей во время Второй мировой. Во многом благодаря ему, она была воссоздана в Королевском Селе. 

Барон Фальц-Фейн брал в Швейцарии шлифовальные аппараты и особенные сверла, передавал их в Россию и лично смотрел за ходом работ. Он организовал семилетнюю операцию по возвращению на родину «Архива Соколова», проливающего свет на смерть царской семьи, благодаря чему в Рф начали расследовать это дело об убийстве. Возвратил барон в Россию и прах Федора Шаляпина. 

«В один красивый день в Ницце, на пляже, на солнышке, читая газету французскую, я увидел объявление, что вчера похоронили, перевезли останки Шаляпина в Москву. Так что видите, как это случается, я бы желал присутствовать. но кто-то забыл меня позвать», — отметил барон.

После перестройки барон приезжал нередко. Стал другом Музея Достоевского, внёс значимый вклад в восстановление Мальтийской капеллы в Санкт-Петербурге, в Швейцарии открыл музей Суворова, в Германии — музей Екатерины II. А на воротах дома барона всегда находились гербы двух дворянских родов — Фальц-Фейнов (по отцу) и Епанчиных (по маме).

«Я что-то сделал в память о собственной семье, чтобы я не ушел просто так», — гласил он.

Анонсы культуры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *