О творчестве фотографа Владимира Мусаэльяна

Культура России

19 августа отмечался Всемирный день фотографии. В этот день в 1839 году был впервые публично представлен метод получения дагерротипа — предшественника фотоотпечатка. Сегодня каждую минуту в мире делается больше снимков, чем за весь XIX век. Но признанных мастеров фотографии, как и прежде немного. С одним из них — Владимиром Мусаэльяном встретилась Яна Мирой.

Владимир Мусаэльян приходит на работу в ТАСС почти 60 лет. Снимать он начал еще в детстве — на трофейную отцовскую камеру. Любительские фото тогда публиковали, талант заметили. Но когда слесаря-сборщика авиационного завода пригласили на стажировку в телеграфное агентство — его близкие расстроились.

«Пришел домой говорю: "Всё, я ухожу с завода, иду стажироваться в фотохронику ТАСС". Сначала такая немая сцена. А потом говорят — "а сколько там получают". Я говорю: "410 рублей". Немая сцена. В общем со мной перестали разговаривать», — вспоминает фотограф Владимир Мусаэльян.

О том, что променял оклад в 2000 дореформенных рублей на ставку стажера Владимир Мусаэльян никогда не сожалел. Штатный фотограф ТАСС познакомился практически со всеми выдающимися людьми эпохи, объехал весь мир. Дрейфовал на льдине, высаживался с морской пехотой, дважды пересек экватор. Много лет был личном фотографом генсека КПСС. С Брежневым работал с 1969 года.

«Когда я пришел к нему, он очень двигался много. Обедал 8 минут. Я не успевал, из-за стола выходил голодный. Потом я научился быстро есть», — рассказывает Владимир Мусаэльян.

Портреты Мусаэльяна не были парадными и лакированными. Генсек на охоте, в кругу семьи, во время застолья.

«Леонид Ильич сказал — "я здесь как Ален Делон"», — показывает Владимир Мусаэльян.

Речь про этот снимок — в модных темных очках. Фотограф говорит — в работе всегда интуитивно следовал принципу Анри Картье Брессона.

«Он говорил, что снимая людей, надо залезть к ним под рубашку. Увидеть их внутренний мир. И я посмотрел на себя со стороны, что я, не зная этого умел заглянуть», — продолжает Владимир Мусаэльян.

Мусаэльян не любит «бесконтактную журналистику». Говорит, чтобы снять человека, нужно представить себе его внутренний мир. Когда задуман конкретный образ, поймать момент — дело техники.

«Константин Симонов. Я вообще долго подбирался к нему, и я все-таки добрался. Вот настоящий трибун, такой боец настоящий был. И я считаю, что мне удалась эта фотография», — делится Владимир Мусаэльян.

Портрет Фазиля Искандера напоминает бюст античного мыслителя. Скульптор Александр Кибальников, который будто смотрит внутрь себя. Владимир Мусаэльян уверяет — у него нет любимых снимков. Но фотографии ему часто снятся. Те, что не смог сделать. Подсчитать, сколько в его жизни было снимков — фотограф не берется. А вот автопортрет на камеру мобильного — это впервые. 

Новости культуры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *