О самых интересных событиях и встречах Дягилевского фестиваля

Культура России

Интернациональный Дягилевский фестиваль, который проходит сейчас в Перми, стал точкой массивного притяжения и публики, и артистов — в самом широком осознании этого слова. Яна Мирой – о самых увлекательных событиях и встречах минувшего фестивального денька.

Перми 296 лет и 17 дней. Официальная дата основания — 4 мая 1723 года. Последние 8 лет культурной истории городка ассоциируются с Теодором Курентзисом. При нем Дягилевский фестиваль стал звучным международным событием.
«Искусство — это целебное. Мы должны излечиться от негативного. Мы выходим очищенными и освеженными. Это то, что мы пытаемся делать», — разъясняет Теодор Курентзис.

11 дней фестиваля, 10-ки событий. Причём не только музыкальных. Главное слово для Дягилевского фестиваля — коммуникация. Артисты и живописцы из многих стран. Разные виды искусства — музыка, живопись, театр, перформанс. Всё находится в активном содействии не только ради самого процесса. Сверхзадача — сделать модель искусства будущего.

Миша Алшибай — доктор медицинских наук. Управляет отделением коронарной хирургии в центре Бакулева. Каждый день делает операции на сердце. А ещё он страстный сборщик искусства. Говорит, у медицины и живописи много общего.

«Мой дед был доктором, окончил Императорский Казанский университет, медицинский факультет. И его книги, атласы с картинками сыграли свою роль», — признается Миша Алшибай.

Михаила Алшибая интересует 2-ой авангард. У него несколько тысяч работ художников-нонконформистов. Но собиратель считает, самое ценное — это собрание историй.

«Эту картину мне продали как мальчугана с гитарой. А оказалось это автопортрет художника, художницы. Ее звали Гаяна Каждан. Это была прелестная девушка, вокруг которой собирались все герои тогдашней, как молвят, тусовки», — показывает Михаил Алшибай.

Еще одна точка на карте фестиваля — органный зал краевой филармонии. Концерт золотого медалиста конкурса Вана Клиберна — Вадима Холоденко. Меломаны молвят: Холоденко — это мужская игра. Минимум интерпретации. Главное — очень раскрыть замысел композитора.

«Отлично, что нет единого эталона. Естественно, идет борьба. Это эталонная запись 1-го пианиста, эталонная запись другого пианиста, выполнение историческое такое или другое. Но музыка всегда жива. И я пытаюсь максимально ясно передать авторский текст», — разъясняет Вадим Холоденко.

Критики строят такую логическую цепочку. На Дягилевском фестивале есть и строгая классика, и конструктивные эксперименты. Такое напряжение между разными полюсами делает магнетизм — который притягивает.

Яна Мирой 

Анонсы культуры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *